Вторник, Ноябрь 12, 2019
Главная > Статьи > Азооспермия и шансы на беременность
 554 просмотров

Азооспермия и шансы на беременность

Азооспермия — это отсутствие сперматозоидов в эякуляте. Это важная причина мужского бесплодия.

Вот нет в сперме сперматозоидов, и все. Многие пары воспринимают такое заключение, как приговор. Кто-то лечится десятилетиями, дальше снижая шансы. А ведь надо всего лишь обратиться к репродуктологу!

 

— Здравствуйте. Со мной Александр Александрович Обыденнов – главный врач клиники «Кармента». И сейчас он нам расскажет о такой проблеме, как азооспермия. У пары стоит такой страшный диагноз – азооспермия. Как им беременеть?

— Здравствуйте. Азооспермия – это полное отсутствие сперматозоидов в эякуляте. Это считается самой тяжелой формой мужского бесплодия. Но, тем не менее, пациентам все равно хочется иметь своих детей.

— Можете рассказать, кто эти люди? Кто может иметь азооспермию?

— Это абсолютно такие же люди, как и все. Такие случаи встречаются у 1 из 100 мужчин.

— А на фоне чего чаще всего азооспермия формируется?

— Азооспермия принципиально бывает секреторной – когда сперматозоиды не вырабатываются, и обструктивной – когда они нормально вырабатываются, но они не могут выйти по каким-то причинам. Основные причины азооспермии – это генетические причины, гормональные нарушения, инфекции предшествующие.

— Какие? Гонорея, хламидиоз?

— Совершенно верно: гонорея, хламидии. Это обструкция. Причем, очень часто пациенты легко к этому отнеслись, если, например, в 18 лет она у них была, а когда уже дозрели к 30 до свадьбы и детей, выясняется эта причина.

— А еще какие причины? Радиация, например?

— Конечно. Радиация. Травмы мошонки. Иногда это операции при паховых грыжах. Это самые частые причины, которые мы видим каждый день.

— Стоит диагноз «азооспермия». Какие мужчина должен пройти обследования, чтобы этот диагноз подтвердить или поставить? Спермограмму сдают, да?

— Да. Во-первых, это, как минимум двукратно сдается спермограмма. Причем обязательно, если мы не увидели в обычном анализе спермограммы, необходимо центрифугироваться и смотреть осадок. Только в этом случае мы можем четко утверждать, что сперматозоидов там нет.

— То есть я правильно поняла, что обычный анализ спермограммы и такой себе «продвинутый» анализ спермограммы, который вы по клинике только делаете?

— Ну, чаще всего – да. В обычных лабораториях ее обычно не делают.

— То есть по клинике, если хотя бы один нормальный сперматозоид найдете, уже скажете: «Ура!».

— Да. Будем стараться его использовать, заморозить.

— Смотрите. Азооспермия. Вы там все отцентрифугировали, подтвердили. Какой следующий шаг? Дифференцируете секреторное от обструктивного, да?

— Да. Есть стандартное обследование, которое включает генетический анализ, который включает обязательно кариотип, AZF фактор – это участок Y-хромосомы, отвечающей за сперматогенез.

— А каким образом этот анализ берется?

— Это все анализы крови.

— Анализ крови генетический.

— Генетический, да. И третий вариант – это носительство мутационного муковисцидоза. Об этом мы забыли сказать. Это достаточно частая причина, потому что носителей этой мутации очень и очень много.

— У нас в популяции, в Средней полосе России?

— Вообще. Да. Во всем мире. Причем передается по рецессивному пути – это носители. Это пациент никогда не болел, и не будет болеть муковисцидозом. Но там есть свои особенности, и это может вызывать обструкцию. Обычно у таких пациентов абсолютно нормальные сперматозоиды. У нас высокие показатели беременности у этих пациентов.

— А вот как паре все-таки дальше себя вести? Как дифференцировать? Азооспермия – это все, приговор? Надо донорство спермы, или поищем еще сперматозоиды?

— Однозначно нет. Необходимо показаться андрологу, желательно в хорошей клинике ВРТ, который определит перечень обследований обязательных. Мы оценим. Сразу же с пациентами обязательно проводим беседу о том, какие перспективы. Да, мы не можем быть на 100% уверены, но в некоторых ситуациях мы можем определить прогноз. И в зависимости от этого уже назначаем биопсию.

— То есть биопсия — есть там все-таки сперматозоид или нет?

— Конечно.

— Если есть – ура! Если нет, то следующий шаг – это уже юридические решения.

— Не совсем так. Биопсия. Если мы находим сперматозоиды… То есть во время биопсии прямо в операционной под микроскопом смотрим и говорим, есть там что-то, нет, какого качества ткани, достаточного качества ткани или нет. Если есть, то мы этот материал замораживаем для того, чтобы его впоследствии использовать уже в программе ЭКО. Если там ничего нет, мы отправляем материалы на экстрагическое исследование. Во-первых, для того, чтобы сторонние учреждения либо подтвердили, либо опровергли наше заключение. И если там ничего нет, оно даст нам ответ о структуре ткани. Чтобы пациент, если там точно ничего нет, он точно знал, что все. А если есть какая-то перспектива в его стимуляции — чтобы мы боролись за него. Это решение очень важное.

— Вопрос такой. А сколько в вашей клинике в месяц или в год успешных протоколов после биопсии? Один, две?..

— Вопрос сложный. В месяц мы делаем порядка 8-10 биопсий. В России их всего делается около 500 в год.

— А в Москве?

— В Москве нет такой статистики, к сожалению.

— А во всех клиниках ЭКО возможно сделать?

— В хороших – да.

— То есть не во всех, да?

— Да. Далеко не во всех. И это, на самом деле, уровень работы эмбриологов, прежде всего, и андрологов.

— То есть должен быть набор персонала специфический?

— Конечно. И очень часто в клиниках или на сайтах можно увидеть: мы гордимся, мы в первый раз сделали биопсию! А эта клиника уже работает несколько лет, она достаточно известная и хорошая клиника…

— Но этот вопрос был не решен там…

— Совершенно верно.

— А у вас в клинике какой опыт? Вы делаете 8-10 биопсий в месяц. Есть какая-то корреляция? Сколько из них потом успешных протоколов?

— Здесь тяжело сказать. Пациенты, у которых мы находим сперматозоиды, эффективность их программ очень и очень высокая. Это еще и потому, что у этих пациентов обычно молодые и здоровые или относительно здоровые женщины. Поэтому эффективность у них высокая.

— То есть, в принципе, это успешные протоколы.

— Это очень успешные, и это с большой надеждой программы. В случае, если мы не получаем сперматозоидов и нет возможности никак отстимулировать этих пациентов, то, к сожалению, беременность здесь никак кроме донорской спермы, мы получить не можем. И опять же, женщина у них молодая, а донорская сперма – это сперма идеального качества. Поэтому здесь эффективность тоже высокая. Тут вопрос принципиальный – будут свои сперматозоиды либо это сперматозоиды донорские.

— В целом, мне кажется, что мы очень большую надежду даем людям, потому что мы сейчас рассказываем, что не бывает неразрешаемых проблем в диагнозе «бесплодие». Это все ведется по этапам и доводится до положительного результата.

— Конечно.

— Было бы желание и возможность у пары этот положительный результат получить.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *