Пятница, Июль 10, 2020
Главная > Статьи > Гомосексуалы, ревнивцы и дедушка Фрейд
 208 просмотров

Гомосексуалы, ревнивцы и дедушка Фрейд

Вот такой вопрос, очень интересный. Автор этого письма возбудился от моего ролика, который посвящен гомосексуальным истокам мужской ревности. Это одна из версий, одна из точек зрения (моих). Я посчитала нужным ее выложить для широкой общественности.

Многие это воспринимают как истину последней инстанции или какой-то категоричный взгляд, начинают оспаривать, приводят свои аргументы. Это очень интересно слушать и читать, и я это все читаю, получаю несказанное удовольствие. Так вот, возбудился человек от моего ролика «Гомосексуальные истоки мужской ревности», и пишет мне: «По ходу Катерина обчиталась Фрейда…». Я не буду вам читать все сразу, я буду читать частями, и буду сразу комментировать.

«По ходу Катерина обчиталась Фрейда…». Вы знаете, пред тем, как делать ролик, я ничего не читаю, мне некогда, я очень много работаю (честно, правда). Я выбираю вопросы, которые меня цепляют, распечатываю их и здесь вам на них отвечаю, и никакого Фрейда я перед этим не обчиталась, мне не столько лет, чтобы зачитываться Фрейдом.

Меня это немножко позабавило. Знаете почему? Потому что, на самом деле, Фрейд входит в обязательное обучение, в обязательную программу на кафедрах психологии, на кафедрах истории, философии, на кафедрах психиатрии. Естественно, я читала Фрейда, когда была в 11 классе, я его читала вместе с Берном, вместе с Фроммом, вместе с другими классиками психоанализа, и делала свои выводы.

Вот, допустим, мне больше всего понравился Эрик Берн, и мне казалось, что это истина последней инстанции – и такой он логичный, и такой у него большой объяснительный потенциал (у его теории). А Фрейд мне показался чересчур суховатым и далеким от жизни тогда. Потом я поступила в медицинский институт, изучала Фрейда, писала рефераты, сдавала контрольные и сдавала экзамены. Еще раз повторяю, на кафедрах психологии, на кафедрах истории философии, на кафедрах психиатрии.

А потом я поступила в другой институт, и там тоже изучала и сдавала учения Фрейда: на кафедрах психологии, на кафедрах педагогики, на кафедрах истории и философии. Теперь у меня к вам вопрос: как вы думаете, после этого я знаю учения Фрейда или нет?. Конечно, я его знаю, конечно, я с ним знакома достаточно близко, и суть этого учения я знаю. Я его не обчиталась, и теперь смотрю на мир сквозь призму Фрейдовского восприятия. Я просто знаю, что был такой Зигмунд Яковлевич Фрейд, который нервно хихикает в своем гробу каждый раз, когда вы пишите мне ваши комментарии. И писал он о том-то и о том-то, но на мое восприятие это никак не влияет.

Я очень много училась, очень много читала, на этой почве у меня сформировалось свое собственное мировоззрение, у меня есть свой жизненный опыт, и я являюсь мастером прикладной психологии, и Фрейд – это такое маленькое звено, которое стоит у истоков формирования моей личности. Фрейд на меня влияние никакое не оказывает.

А дальше начинается самое интересное: «Во-первых, Катерина забывает, что ревность – это чувство соперничества». И вот на этом моменте я внутренне улыбнулась, потому что ревность, как чувство соперничества, присуще именно гей-контенту, потому что у геев очень странный подход к ревности, они немножко по-другому воспринимают предмет своей ревности. То есть гей гея ревнует, одновременно испытывая такое смешение чувств – быть как он и быть им. И поэтому партнер, который вызывает чувство ревности, увлекся кем-то еще, а он хочет быть как он, да? В принципе, ему тоже ничего не мешает соблазнить этого же человека. А если он хочет быть им, то им тоже это не только не мешает, но и помогает соблазнить того же человека. Поэтому в геевской среде, конечно, отчаянная любовь, и ревность, и разборки тоже присутствуют, но, в целом, отношение к измене более спокойное, и измена часто превращается в секс на троих.

И когда я вижу, как мне кто-то с пеной у рта доказывает, что ревность – это чувство соперничества, то я сразу вспоминаю о том, что я сказала, что гомосексуальная ревность – это чувство соперничества, и внутри себя чуть-чуть улыбаюсь, хотя это чувство ревности, наверное, знакомо каждому человеку. И я бы так сказала, что в общих чертах ревность – это все-таки больше чувство неполноценности, то есть, я не очень уверена в себе, в чувствах этого человека ко мне, то есть я не очень уверена, что я такая необыкновенная королева, что меня должен любить весь белый свет, а в частности мой партнер. А раз я в себе не очень уверена, что я такая необыкновенная королева, то вдруг мой партнер найдет эту самую необыкновенную королеву. И вот это чувство собственной неполноценности, этот комплекс неполноценности, это чувство собственного несовершенства и есть исток ревности. Это основной исток ревности. Неуверенность в себе – вот где ревность, а не чувство соперничества.

Едем дальше. «Катерина забывает, что ревность – это чувство соперничества и собственности женщины – является основой в полигамных стаях. Чтобы удержать самку, необходимо ее контролировать. Естественно, заподозрив ее в том, что она может уйти к конкуренту, порождает поведение, которое показывает, что я все-таки лучше. То есть я такая альфа-обезьяна, которая забьет вот ту бета-обезьяну, которая на мою женщину посягнула, и не надо выдумывать тут, что я главный владелец дырки». То есть, если я такая обезьяна, которая должна сопернику показать, что я главный, то, по-моему, здесь как раз логика главного владельца дырки. Я здесь ничего не выдумываю, вы, по-моему, как раз описываете, как раз ту психологию, о которой я и говорю.

И что это за такой подход: «Женщину надо контролировать, а то она уйдет к другому». Если вы женщину свою любите и уверены в ее любви, то как она может уйти к другому? Как вы ее собираетесь в этом контролировать? Что эта женщина, кошелек что ли? Который вы оставили в парке на скамейке, только отвернулись, повернулись, а кошелька уже нет – надо было его контролировать, кто-то другой его забрал. В отношениях между людьми не так. Я как раз, когда говорила о гомосексуальных истоках ревности, я как раз и показала то, что если себя воспринимать как главного владельца дырки, то отсюда будет последовательность всех остальных причинно-следственных выводов. Вы об этом и пишите, вот: «…В звериной стае. А то женщина уйдет к другому более успешному сопернику». Сами своими словами подтверждаете мою теорию.

А теперь дальше. «…Значит, все собственники этой дырки гомосексуалисты скрытые? Или так: меня имеют в мою дырку, но так как я их не имею, а имеют меня, то я не гомосексуалист? Не надо мешать чувства сексуальные с чувством владения и конкуренции…». А почему не надо? Интересно. «…Фрейдисты везде видят члены, дырки, а в-третьих, типичная бабская сущность проявляется даже здесь в посыле: ты заметил мой косяк, ревнуешь, значит, сам виноват. Все мужчины, которые ревнуют…», потому что есть нормальная реакция, то есть, по его мнению, все мужчины не уверены в себе, все мужчины страдают глубокой формой комплекса неполноценности и мешают своей ревностью моей свободе даже блядовать. «…Они ничтожества и гомосексуалисты. И мой вам совет, если женщина заставляет вас ревновать к другим, бросайте эту дырку и не парьтесь». Сам же опять женщину ассоциирует с дыркой, то есть я, когда этот ролик снимала, я предупредила, что я намеренно беру грубую метафору, потому что она в формате моей логики очень подходит.

И он пишет что, если ревность мешает свободе, то они «ничтожества и гомосексуалисты». Вот это вообще мне сильно понравилось, это типичный совок, типичный совдеп, поставить знак равенства между ничтожеством и гомосексуалистом. Во-первых, я вам сейчас скажу по секрету: все мировое сообщество уже давным-давно перешло на термин гомосексуал. Нигде, в официальной прессе нет такого слова «гомосексуалист», оно у нас отсутствует. И когда я вижу вот такие вот выражения, где присутствует слово гомосексуалист, я всегда понимаю, что тот, кто пишет, ничего не читает, какие-то свои мракобесные, суеверные моменты на бумагу выплескивает, и выдает это за истину в последней инстанции.

Если вы чего-то почитаете, вы убедитесь, что везде пишут слово «гомосексуал». Во-вторых, ничтожество и гомосексуал не имею знак равенства между собой, это не тождественные понятия. Ничтожество – это такая экспрессивная, агрессивная характеристика личности, которая характеризуемую личность принижает, то есть, если я кого-то называю ничтожеством, то я таким образом ставлю себя в позицию чтожества, то есть, я как бы все, а он как бы ничто. То есть я имею право его судить и оценивать, а, как известно, не судите, да не судимы будите, потому что вы такие же точно как они люди со всеми слабостями, со всеми странностями.

Я не только гомосексуалам, а вообще никому не советую говорить, что они ничтожества. Знаете, один раз вам лицо набьют, и будет вам очень неприятно, мама вас родная потом не узнает и так далее.

Следующий момент, по поводу тождества, кем были гомосексуалы и кто такие ничтожества. Вы знаете, как бы мы к ним не относились, как бы мы не относились к наличию такого явления в нашем обществе, никто не отменял вклад Петра Ильича Чайковского в русскую мировую культуру, никто не скажет, что поэт Михаил Кузьмин не образец бриллианта русского языка, никто не скажет, что Сергей Дягилев, основоположник русского балета, был плохой и не хороший. Это только русские примеры. А, например, никто не скажет, что Оскар Уайльд не образец бриллиантовой английской прозы, а Байрон – образец бриллиантовой английской поэзии. А еще у нас есть Жан Жане, Марсель Пруст, еще у нас есть немецкий писатель Томас Манн. Это навскидку, кого помню, как образованный человек.

И в заключении хочется вам сказать: вы поосторожнее с такими экспрессивными обвинениями в мой адрес или в чей-то адрес. Все, кто пишут про себя: у меня такой большой член, я так всех имею, я такой молодец, я такой мачо – они все себя считают большим молодцом. И, как ни странно, это свойственно породе человеческой, и это свойственно вообще всем. В ХХ веке в 70-е годы в Германии был такой крупный социолог, звали его Мартин Даннекер, и этот Мартин Даннекер был публичным геем. Гомосексуалы, которые публично выражают свою позицию, называются словом геи. Так вот, Мартин Даннекер писал, что мы всего лишь ведомые своей природой, у которой такое высокое половое влечение. И вот это выражение Мартина Даннекера является на современном этапе символом геевского образа жизни. То есть это люди, ведомые таким сильным половым влечением. И люди, которые относят себя к гомосексуалам, они, в принципе, это тоже все читали, это тоже все знают, и тоже так себя внутри ассоциируют с человеком с таким сильным и могучим половым влечением, что прямо некуда деваться.

И вы, пожалуйста, в этом будьте поосторожней. Если вы намерены со всеми соперничать, доказывать, что вы альфа-самец и прочее, то помните, что если ваше соперничество вас заведет так далеко, то скоро вы будете соперничать с самим Мартином Даннекером за силу полового влечения, и сами окажетесь в категории тех, кого судите, поэтому, ребята, не судите, не туда вас заведет ваша оценочная позиция.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *